Придорожные кресты и часовни

Весьма близкое сходство с только что рассмотренными надгробиями имеют те часовенки и кресты, которыми русские люди любили в старину отмечать различные пункты, имевшие для них особое значение, а именно: места нахождения явленных икон, сгоревших или упраздненных церквей, сражений, там, где кто-нибудь был убит молнией или умер от другого рода смерти, но тоже внезапно, без покаяния; их ставили также у околиц, у въездов на мосты, на перекрестках дорог и, наконец, в деревнях, то есть всюду, где считали почему-либо нужным осенить себя крестным знамением.
 
Как на образец наиболее примитивной композиции такого рода можно указать на придорожный крест-часовню в Тотемском уезде Вологодской губернии (рис. 154), состоящий из гладкого толстого столба и двухскатной крышки, прикрывающей икону и увенчанной восьмиконечным крестом.
 
В таком же роде, но гораздо изящнее, скомпонован столбик-часовенка в Холмогорском уезде Архангельской губернии (рис. 155); его верх изображает собой церковку с восьмиcкатной крышей, четырьмя башенками по углам и с пятью главами, завершенными крестиками. К четырем ее фронтонам прилажены бруски, поддерживающие двухскатную крышу, украшенную резными подзорами и полотенцами и служащую защитой для четырех икон, которые написаны на стенах церковки и окаймлены рамками. Вблизи деревни Ерыгиной над гладким, покрытым крышкой столбиком возвышается довольно сложное сооружение, которое защищает его от непогоды; оно состоит из двух врытых в землю столбов, поддерживающих две соединенные точеными балясинами рамы с опирающейся на них четырехскатной крышей, увенчанной крестом на высокой тычке (рис. 156). Конечно, эта часовня не может быть древней; для этого конструкция ее слишком непрочна, но тип ее, вероятно, древний, если только в ней не целиком повторены стародавние формы, как это достоверно известно относительно некоторых других аналогичных памятников, какими, например, являются уже знакомые нам придорожные часовни с большими крестами (рис. 61 и 62).
 
Рис. 154. Крест-часовня. По Л. Бобринскому. Придорожные кресты и часовни. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 155. Часовня. По А. Бобринскому. Придорожные кресты и часовни. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 156. Крест-часовня. По А. Бобринскому. Придорожные кресты и часовни. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рассмотрим их теперь несколько подробнее. На древнем плане Тихвинского монастыря изображено три типа таких часовен; первый из них имеет квадратный в плане сруб, четыре столба и двухскатную крышу (рис. 60); второй при такой же форме плана покрыт четырехгранным шатром и, наконец, третий имеет восьмигранный низ, над которым возвышаются восемь столбиков, поддерживающих восьмискатный шатер с широкой полицей. Композицию последнего типа совершенно точно повторяют часовни села Данилова, построенные в XVIII веке (рис. 61 и 62). В самом деле, первая из них представляет собой низкий, восьмигранный в плане, сруб из брусьев с углами, вязанными в лапу; над углами сруба утверждены квадратного сечения стойки, пространства между которыми заполнены внизу сплошными тесовыми ограждениями, окаймленными профилеванными рамками. Над одной гранью сруба ограждения нет — это проход ко кресту, и в этом месте, очевидно, существовали когда-то перед срубом ступени, подобно тому, как это изображено у часовни на плане Тихвинского монастыря. Посреди сруба высится длинный стояк, низ которого зарыт в землю, середина, обделанная тесом в виде квадратного в плане столба, служит опорой для креста, а в вершину врублены верхние концы стропильных ног шатра и восьмиконечный крест. Тесовая кровля шатра имеет внизу широкую полицу, торцы досок которой украшены вырезками. Под полицей и под рамой, соединяющей верхи угловых стоек, находятся резные подзоры простого, но очень красивого рисунка. Между вершиной шатра и крестом помещена маленькая, луковичной формы главка на тонкой шейке; как главка, так и шейка покрыты лемехом. Вся часовенка сделана, видимо, с большой любовью и с тонким пониманием как общих пропорций, так и деталей.
 
Рис. 60. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 61. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 62. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
 
Совершенно аналогична, но далеко не так изящна по силуэту и деталям вторая часовня (рис. 62); сруб у нее низкий, шатер грузноват, главка мала, полица излишне крута, рисунок подзоров мелковат, а решетка ограждения между низами стоек неприятно напоминает решетки безвкусных беседок дешевых пригородных дач. Все эти неудачные детали заставляют предполагать, что последняя часовня — более позднего происхождения, нежели первая.
 
Вообще следует отметить, что все, подобные только что рассмотренным, сооружения из дерева строились в старину с гораздо большим художественным вкусом и заботой о долговечности, нежели это делается в настоящее время. Примером такого поверхностного отношения может служить крест на месте Успенской церкви Шенкурского уезда, Архангельской губернии, построенной в 1675 году и перенесенной в 1893 году на другое место (рис. 157). В общих чертах крест этот сохранил древние формы, но о его долговечности строители не подумали, так как не поставили его в часовне и не сделали даже над ним двухскатной крыши, как это делалось прежде.
 
Рис. 157. Крест на месте разобранной церкви. По А. Бобринскому. Придорожные кресты и часовни. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 159. Часовня на старом кереметище. Придорожные кресты и часовни. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 158. Поженная часовня. По Ф. Бергу. Придорожные кресты и часовни. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
 
Выше мы отметили, что кресты и часовенки ставились не где попало, а на тех местах, которые почему-либо были отмечены народной памятью; такие места приходились иногда на луг («пожни»), затопляемые, в большинстве случаев, вешней водой, что заставляло высоко поднимать над землей полы устраивавшихся там часовенок. Для этой цели такие «поженные» часовенки устраивались на особых срубах, придававших им своеобразный и иногда очень живописный вид. Одна из таких часовенок (рис. 158) существовала в 1875 году в деревне Житнухине Вельского уезда, Вологодской губернии часовенка; венцы ее нижнего сруба не составляли сплошных стенок, а были лишь немного врублены один в другой, чтобы вода, проходя свободно сквозь щели, не могла снести часовенку. По словам Ф.Н. Берга*,  была построена в 1727 году, и в 1875 г. в ее окне еще существовала сделанная из белого железа оконница (переплет), в которую на твердой замазке были вставлены кусочки слюды, прихваченные, кроме того, оловянными бляшками.
 
* «Нечто о древности типа деревянных построек и резьбы в Важском крае». (Памятники древней письменности и искусства. 1882 год).
 
Подобного типа старинная часовенка стоит на месте старого кереметища* около деревни Одошнур Тоншаевской волости, Костромской губернии. Размеры ее гораздо меньше, чем у предыдущей: это, в сущности, небольшой квадратный ящик, высотой около двух аршин, поставленный не на срубе, а просто на столбе и покрытый четырехскатной крышкой с возвышающейся над ней луковичной главкой и крестом (рис. 159). В данном случае часовенка не «поженная», она утверждена на столбе, во-первых, в силу ее малых размеров, а, во-вторых, вероятно, и с той целью, чтобы уберечь от собак и кошек те приношения, которые черемисы по старой памяти продолжают в нее складывать.
 
* Кереметище — место, где стоят идолы черемисов и чувашей, которым они приносят в жертву коров и лошадей.
 
На этом закончим наш обзор крестов и часовенок и перейдем теперь к рассмотрению отдельно стоящих колоколен, сделав предварительно краткий очерк истории самих колоколов.
 
 

Источник: http://wood.totalarch.com/node/8

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер